08.08.08

Белый Светоч

На заполненном до отказа концертном подиуме в руинах столицы Южной Осетии Цхинвали 21 августа 2008 года величайший дирижер России глубоко вдохнул пропахший дымом воздух и поднял свою дирижерскую палочку. Осетин по национальности и крестный отец младшей дочери Владимира Путина Валерий Гергиев со всей страстью приступил вместе с оркестром к исполнению ‘Ленинградской симфонии’ Шостаковича. А из своих бронетранспортеров эту музыку слушали российские военные.

Миллионы россиян смотрели концерт по спутниковому телевидению. Официально он был данью памяти жертвам боев в этой республике, которые завершились в августе 2008 года. Но для самих осетин этот концерт стал еще и зеркальным отражением исполнения Леонардом Бернстайном Девятой симфонии Бетховена в декабре 1989 года возле развалин Берлинской стены.

Для многих концерт Гергиева стал символом завершения отступления России после окончания ‘холодной войны’. Действительно, такой победный исход молниеносного вторжения в Грузию говорит о том, что после почти 20 лет унижения Россия казалось бы обрела то, о чем она так страстно мечтала: уважение.

‘Мы не хотим обострения международной обстановки – мы просто хотим, чтобы нас уважали, уважали наше государство, уважали наш народ, наши ценности’, – заявил после завершения конфликта президент России Дмитрий Медведев на выступлении перед ветеранами Красной Армии в Курске.

Но так ли очевидны последствия этого конфликта теперь, спустя 10 лет с момента его окончания?

Собственно, история грузинско-осетинской войны не оспаривается почти никем: до конфликта Южная Осетия была автономной областью в составе Грузинской ССР, и при отделении Грузии от Советского Союза она захотела отделиться от самой Грузии. В конце 1980-х в регионе обострился этнический конфликт между осетинами и грузинами. В начале девяностых противоречия, которые в советские годы замалчивались, переросли в открытое противостояние с массовым использованием оружия. Конфликт закончился тем, что де-факто Осетия почти 20 лет существовала как очень самостоятельная автономия. Россия не забывала республику: раздавала жителям Осетии свои паспорта и поддерживала проосетинские настроения. Но переговоры между Тбилисси и Осетией худо, но бедно шли.

Но в 2008 году грузинское руководство совершило очень серьезную ошибку. Михаил Саакашвили захотел решить самую болезненную проблему современной Грузии — территориальную, но вместо этого усугубил её и довел до точки невозврата. Он решил завершить все переговоры — по праву сильного, и устроил на территории республики полноценную войну. В результате погибло очень много человек, разрушен целый город, на долгие годы испорчены отношения между народами, а дипломатические контакты Грузии и России до сих пор находятся в худшей их стадии.

7 АВГУСТА

Многолетний вялый югоосетинский конфликт стал полномасштабной войной за какую-то неделю. Началось все со взрыва грузинской полицейской машины 1 августа, а ночью на 8-ое столицу региона Цхинвали уже поливала огнем артиллерия.

Война началась при взаимном согласии сторон. Михаил Саакашвили выбрал дату и направление удара (интересно, что изначально он планировал войну на май в Абхазии). Россия же, подготовившись к любым неожиданностям, мгновенно ответила. Так быстро, что споры о том, когда первые российские войска пересекли границу – до начала войны или после – идут до сих пор.

Вечером 7 августа показалось, что конфликт опять на время заморозится. Интенсивность огня с обеих сторон снизилась.

В 19:36 Михаил Саакашвили в телевизионном обращении объявил об одностороннем прекращении Грузией огня, после этого фиксировались только эпизодический огонь с осетинской стороны. Интересно, что уже после окончания войны американцы будут утверждать, что рекомендовали Саакашвили не доводить ситуацию до эскалации. Возможно именно страх перед ними заставил его приостановиться. Но переброска грузинских войск и подразделений МВД в зону конфликта и вывод её на позиции для штурма продолжались. К 23:00 сосредоточение основных сил грузинской группировки было закончено.

Поздно ночью командующий грузинским миротворческим контингентом генерал Мамука Курашвили, выступая по телевидению «Рустави-2», заявил, что Грузия «решила восстановить конституционный порядок во всем регионе Южной Осетии». Решение, по его словам, связано с тем, что, несмотря на одностороннее прекращение огня Грузией, осетинская сторона вела огонь по грузинским деревням.

В конце октября 2008 г., когда это заявление будет противоречить установившейся официальной версии событий, Курашвили назовет его «поспешным» и «импульсивным». Позднее за выступление в начале конфликта ему будет объявлен выговор.

Для действий на левом фланге грузинской группировки расположилась выдвинутая из Вазиани (Тбилиси) 4-я пехотная бригада, которая должна была штурмовать село Хетагурово, а затем перерезать объездную Зарскую дорогу, а также частью сил занять населённые пункты Южной Осетии к западу от Хетагурово. В дальнейшем планировался выход бригады по Зарской дороге к селу Гуфта.

3-я пехотная бригада из Кутаиси сосредоточивалась на правом фланге, к востоку от Цхинвали. Сосредоточение её сил было закончено к утру 8 августа, а танковый батальон бригады прибыл к полудню. Задачей 3-й бригады был определен штурм Присских высот, сёл Дменис и Сарабук, обход города и выход к грузинским анклавам в Большом Лиахвском ущелье и селу Гуфта, где она должна была встретить 4-ю пехотную бригаду и таким образом замкнуть кольцо окружения вокруг Цхинвала.

В центре для штурма и зачистки самого Цхинвала была создана группировка различных военизированных частей специального назначения министерства внутренних дел Грузии, при поддержке отдельного смешанного танкового батальона из Гори, Группы специальных операций и отдельного легкого пехотного батальона (бывший батальон морской пехоты). В резерве находился 53-й лёгкий пехотный батальон формируемой 5-й пехотной бригады из Хони.

Непосредственно вблизи Цхинвали размещался грузинский миротворческий батальон, состоявший на тот момент из 11-го легкого пехотного батальона 1-й пехотной бригады (два других ее батальона были в Ираке) и механизированной роты отдельного танкового батальона.  На позиции также были выведены самоходные артиллерийские орудия и реактивные системы залпового огня артиллерийской бригады. На господствующие высоты в районе Цхинвала и в сёла грузинского анклава к северу от города от неё были выдвинуты посты артиллерийских корректировщиков. На западной границе Южной Осетии были созданы две небольшие группировки, которые должны были, нанеся фланговый удар на этих слабо защищённых направлениях, занять посёлок Квайса и попытаться выйти к посёлку Джава, чтобы перерезать Транскавказскую магистраль, с возможным последующим захватом Рокского тоннеля.

Эта задача была возложена в районе посёлка Переви на отдельный сводный горно-стрелковый батальон и отряд полицейского спецназа, а в районе посёлка Квайса на сводный батальон департамента конституционной безопасности МВД Грузии.

Общая численность грузинской армейской группировки, собранной для атаки Южной Осетии, составила около 12 000 человек, 75 танков Т-72. Силы МВД Грузии насчитывали до 4 тысяч человек с несколькими десятками бронеавтомобилей Cobra.

В местах постоянной дислокации в Сенаки была оставлена только 2-я пехотная бригада, которая должна была прикрывать Западную Грузию в случае открытия «второго фронта» абхазской армией, и часть 5-й пехотной бригады, совместно с подразделениями МВД оборонявшая Кодорское ущелье.

По словам российского министра иностранных дел Григория Карасина в интервью Der Spiegel, в ночь начала конфликта он находился на телефонной связи с заместителем госсекретаря США Дэниэлом Фридом. Фрид до определенного момента заявлял о готовности США принять меры для разрешения ситуации, затем в Вашингтоне перестали брать трубку, «хотя рабочий день там еще не окончился».

8 АВГУСТА

После того как Россия приняла решение поддержать Южную Осетию всеми силами и средствами, стало ясно, что это будет соревнование на скорость, – грузины должны были как можно быстрее занимать территорию, чтобы воспрепятствовать сосредоточению на ней российской группировки.

Но наступление грузинских войск не было быстрым с самого начала, еще до того, как на поле боя появились российские батальонные тактические группы. А когда те вечером 8 августа достигли окраин Цхинвали и заняли там оборону, война Грузией была проиграна.

Авангард российской группировки был создан и прошел Рокский тоннель очень быстро.

Уже утром БТГ 135-го и 693-го мотострелковых полков достигли Гуфтинского моста, блокировав дорогу вглубь республики. Так был сорван план грузинского наступления еще до того, как оно началось.

Количество введённых в Южную Осетию 8 августа российских войск точно неизвестно. Но, исходя из имеющихся данных о задействованных в этот день частях, их численность можно оценочно определить в 3000 – 3500 военнослужащих с примерно 30 танками и таким же количеством единиц самоходной артиллерии.

Такая группировка, по силам примерно соответствующая одной грузинской пехотной бригаде, значительно уступала в численности грузинским войскам, сосредоточенным у Цхинвала и в его окрестностях, что не позволяло российским войскам вести активные наступательные действия. Поэтому российское командование продолжало переброску войск и наращивание сил российской группировки.

Сразу после начала войны был поднят по тревоге также 503-й мотострелковый полк 19-й дивизии в Троицкой и ряд других частей Северокавказского военного округа, включая части дислоцированной в Чеченской республике 42-й мотострелковой дивизии – 70-й и 71-й мотострелковые полки и 50-й самоходный артиллерийский полк.

По тревоге также были поднята батальонная тактическая группа 104-го десантно-штурмового полка 76-й «Псковской» десантно-штурмовой дивизии. Переброска десантников из Пскова в Беслан самолётами Ил-76 началась в 4 часа дня.

Вечером грузинское командование предприняло новую попытку штурма Цхинвали. Около 18 часов грузинские армейские подразделения с несколькими танками отдельного танкового батальона снова попытались из района Земо-Никози войти на южную окраину Цхинвала в районе «Шанхай», но попали под мощный артиллерийско-миномётный обстрел российских войск и огонь осетинского ополчения, не сумели продвинуться вперёд и к 20 часам отошли обратно на позиции в Земо-Никози.

К 22 часам вечера город полностью находился под контролем осетинского ополчения. А вечером в оставленное грузинскими войсками Хетагурово вошёл передовой российский отряд из нескольких танков Т-72Б 141-го отдельного танкового батальона 19-й мотострелковой дивизии и мотострелковой роты из состава 135-го мотострелкового полка.

К исходу суток стало очевидно, что грузинское наступление на Южную Осетию захлебнулось.

В центре грузинские вооружённые силы вынуждены были отступить из Цхинвала и занять позиции в приграничных сёлах на территории Грузии.

К востоку от города грузинские подразделения отошли обратно к Эредви и Приси, оставив большинство занятых утром и днём позиций.

К западу от Цхинвала, в Знаурском районе, 43-му лёгкому пехотному батальону удалось углубиться на несколько километров до Знаура, но сам районный центр ему занять не удалось.

Грузинское руководство, видимо ощущая своё превосходство в силах, решило попытаться на следующий день повторить наступление. Для этого была переброшена свежая 2-я пехотная бригада из Сенаки, перегруппированы и приведены в порядок войска, принимавшие участие в боевых действиях 8 августа.

9 АВГУСТА

Второй день войны стал самым тяжелым для российской армии. Проявились разом все ее недостатки: проблемы с разведкой, связью, взаимодействием родов войск на поле боя. В результате, был ранен командующий 58-й армией, батальон, который он лично вел в бой, понес тяжелые потери.

Авиация потеряла сразу 4 машины, в том числе от дружественного огня. Но при этом дух грузинских войск и командования был окончательно сломлен, а российская группировка к исходу дня возросла настолько, что в следующие дни смогла предпринять наступление с решительными целями.

Российской разведке не удалось вскрыть намерение грузинской армии повторить штурм города. Поэтому, пользуясь тем, что Цхинвал находился в руках южноосетинского ополчения, и объездная Зарская дорога оказалась свободна, командующий 58-й армией ЗакВО генерал-лейтенант Анатолий Хрулёв принял решение перебросить в город мотострелковый батальон, дойти до южного лагеря российских миротворцев, разблокировать его и занять оборону по южной окраине города. Он, однако, не учел, что грузинская группировка все еще имела численное преимущество.

Одновременно с колонной Хрулева в город вошли грузинские войска, что привело к встречному бою с неясным результатом. Обе стороны посчитали себя если не проигравшими, то и не победителями.

Не выдержав потерь от артобстрела и контактного городского боя с российским батальоном, а также потеряв нескольких командиров, включая погибшего командира 41-го лёгкого пехотного батальона, грузинская группировка к 17:00 начала отходить из города и к 19:00, в основном, очистила его. К 19:00 из взятого всего несколько часов назад Знаура отступил, поддавшись панике, и 43-й легкий пехотный батальон.

Воспользовавшись отходом грузинской группировки, из города по частям начал отступать дезорганизованный и понёсший потери (около 10 военнослужащих убитыми) российский 1-й батальон 135-го мотострелкового полка, к которому присоединился и один из двух прорвавшихся в южный лагерь миротворцев танков Т-72Б 141-го отдельного танкового батальона (второй был взорван ранее после израсходования боеприпасов).

Около 19:00 отошел, не встретив существенного противодействия, и разблокированный после отступления грузинской группировки 2-й «миротворческий» батальон 135-го мотострелкового полка, находившийся с начала конфликта в разрушенных казармах южного лагеря миротворцев.

С ним вышли и приданные ему группы спецназа, экипаж одного из танков, потерявшего ход, и разведывательный взвод из состава 135-го мотострелкового полка, ранее прорвавшийся на помощь к миротворцам.

Находившиеся в лагере за время конфликта в общей сложности потеряли 15 человек убитыми, в основном, во время танкового обстрела утром 8 августа.

Цхинвал оказался оставлен как грузинскими, так и российскими войсками и в течение вечера и ночи находился лишь под контролем местных ополченцев.

Батальоны грузинской 3-й пехотной бригады снова отступили: сначала к Эредви, а затем были полностью выведены вглубь территории Грузии, к Тквиави. К 19:00 грузинская группировка, вошедшая на территорию Южной Осетии со стороны Переви и остановленная за селом Синагура, отступила обратно на территорию Грузии и больше до конца конфликта не предпринимала попыток атаки.

К исходу дня грузинские войска снова потеряли почти все свои позиции в Южной Осетии, занятые утром и днём. Более того, они начали оттягиваться назад от границы с Южной Осетией. Сохраняли позиции в осетинском селе Хетагурово и на подступах к селу Тбет лишь часть сил 2-й пехотной бригады.

В боевых действиях оказались задействованы практически все подразделения сухопутных войск Грузии, включая резервы. В связи с этим Грузия обратилась к США с просьбой об экстренной переброске на родину грузинского двухтысячного контингента 1-й пехотной бригады из Ирака.

Российские войска продолжали сосредоточение в республике, и к ночи их численность достигла, оценочно, 5000 – 6000 военнослужащих.

10 АВГУСТА

10 августа российская армия готовилась к наступлению. Войска “зачистили” ближайший тыл – села грузинского анклава. Окончательно установили контроль над Цхинвали. Грузинская же армия начала неорганизованно отступать. На подступах к Цхинвали “забыли” 2-ю пехотную бригаду, которая на следующий день вынуждена была прорываться из окружения.

В этот же день активизируются действия на море. Группировка Черноморского флота РФ, состоящая из 2 больших десантных кораблей (флагман «Цезарь Куников» и «Саратов») и 2 кораблей охранения (МРК «Мираж» и МПК «Суздалец») находилась у берегов Абхазии, в районе, входящем в морские границы Грузии, но объявленном Россией зоной безопасности.

В районе патрулирования российскими кораблями были обнаружены 5 идущих на большой скорости катеров (1 гидрографический и 4 патрульных), которые нарушили границу объявленной Россией зоны безопасности и не реагировали на предупреждения, — грузинские катера шли на сближение с кораблями Черноморского флота. В 18.39 один из российских кораблей произвёл предупредительный выстрел зенитной ракетой, упавшей между катерами. При этом, по сведениям И. Матвеева, был подожжен шрапнелью сторожевой катер Р-21 (проект 1400М, «Гриф»), но остался в строю.

Грузинские катера продолжали двигаться прежним курсом на сближение и увеличили скорость.Тогда в 18.41 МРК «Мираж» с дистанции 25 км выпустил по гражданскому гидрографическому сейнеру «Гантиади» 2 крылатые ракеты «Малахит». В результате попадания обеих ракет цель — сейнер «Гантиади» — быстро затонула (исчезла с экрана радара после большой кратковременной засветки, оставляемой взывом цели).

Оставшиеся 4 грузинских катера развернулись назад, но в 18.50 один из них снова пошёл на сближение с кораблями ЧФ. МРК «Мираж» с дистанции 15 км выпустил по нему ракету из ЗРК «Оса-М». После попадания ракеты в борт катера DHK-82 типа «Ярославец», тот потерял скорость и вышел с линии огня и после снятия экипажа другим катером выгорел и затонул.

Из доклада командира МРК «Мираж» флагману:

«Из пяти целей одна уничтожена, одна повреждена, три вышли из боя. Расход ракет: противокорабельных — две, зенитных — одна, потерь среди личного состава нет. Повреждений корабля нет».

Российские сухопутные войска к этому моменту только-только достигли численного превосходства, а грузинской армии как организованной силы уже не стало.

Днём продолжалось взятие под контроль Цхинвала российскими войсками и сосредоточение российской группировки. Из состава 42-й мотострелковой дивизии почти в полном составе были введены её 70-й и 71-й мотострелковые полки, 50-й самоходный артиллерийский полк, 417-й отдельный разведывательный батальон и различные подразделения обеспечения.

Общая численность задействованной группировки дивизии составила почти четыре с половиной тысячи человек, 29 танков Т-62 и Т-62М, 40 самоходных орудий и свыше 250 БМП и БТР.

Большое количество вводящихся частей вызвало серьёзные заторы на Транскавказской магистрали в районе Джавы и многочасовые пробки, что сильно задержало сосредоточение российской группировки.

Тем не менее, подход частей дивизии сразу же изменил баланс сил в зоне конфликта.

Прибытие 42-й мотострелковой дивизии, батальонных тактических групп 76-й десантно-штурмовой дивизии и 503-го мотострелкового полка 19-й мотострелковой дивизии почти вдвое увеличило российскую группировку в Южной Осетии и её общая численность в республике превысила 10 000 человек, приблизительно сравнявшись по численности с задействованной против Южной Осетии грузинской группировкой.

К 14:00 грузинская армия полностью оставила территорию Южной Осетии и отошла на территорию Грузии. Отдельные подразделения 2-й пехотной бригады начали укрепляться в приграничных грузинских селениях к югу и юго-востоку от Цхинвала. Другие грузинские части располагались в сёлах между Цхинвалом и Гори.

4-я пехотная бригада получила приказ занять оборонительные позиции у села Пхвениси на левом фланге, а на правом, на направлении Тирдзниси-Тквиави, должна была закрепиться отступившая из Тлиаканы 3-я пехотная бригада. Командование грузинской армии надеялось теперь на возвращение из Ирака 1-ой пехотной бригады.

10 августа в 19 часов в Тбилисском аэропорту совершили посадку первые американские военно-транспортные самолеты, которые привезли личный состав 1-ой пехотной бригады (один батальон и бронетанковый батальон этой бригады входили в состав грузинского миротворческого батальона и с самого начала участвовали в боях в Цхинвальском регионе).

Их срочно посадили на автобусы и повезли в Гори на базу бригады. Там солдаты поменяли камуфляжную форму пустыни на форму грузинской армии. После чего их перебросили на направление Тквиави-Ксуиси.

Но из-за дезорганизации и паники среди личного состава грузинскому командованию не удалось организовать построение оборонительных рубежей в приграничной полосе и предпринять другие меры для обороны территории самой Грузии.

В 17:30 Грузия сделала официальное заявление о прекращении огня и полном выводе своих войск из зоны конфликта.

11 АВГУСТА

После короткого боя у границы Южной Осетии и Грузии российская группировка перешла в быстрое наступление в направлении Гори. Это, а также действия авиации и артиллерии, окончательно дезорганизовали грузинскую армию.

Первым спешно покинул Гори Михаил Саакашвили, испугавшийся возможного российского авианалета. В это время на западе Грузии, безо всякого сопротивления на территорию Грузии вступили из Абхазии российские десантники.

Российская армия и авиация не препятствовали отходу грузин и не наносили авиаударов по отступающим войскам. К исходу дня передовые подразделения российской армии закрепились на рубеже Вариани, а оставшиеся боеспособными части грузинской армии отступили к Тбилиси и начали закрепляться на подступах к столице.

Весь день продолжалась переброска российских войск в Южную Осетию. К вечеру на территорию Южной Осетии и прилегающих к ней районов Грузии в общей сложности было введено около 14 тысяч российских военнослужащих, около ста танков, почти сто самоходных артиллерийских установок, свыше сорока РСЗО, до 400 БМП и 200 БТР.

Абхазского фронта не получилось. Десятитысячной российской группировке и абхазской армии воевать было не с кем: части 2-й бригады, раньше дислоцированной в западной Грузии, в этот момент пытались избежать окружения севернее Гори. А грузинские формирования в Кодорском ущелье думали о том, как покинуть его без боя.

12 АВГУСТА

На полном триумфе российской армии в первом часу дня Дмитрий Медведев неожиданно объявил о прекращении «операции по принуждению к миру», но отдал приказ подавлять в случае необходимости все очаги сопротивления.

Грузинская артиллерия бездействует, российская наносит последний удар реактивными установками залпового огня около 14:00. К вечеру огонь с обеих сторон прекращается.

На митинге в Тбилиси Михаил Саакашвили объявляет о победе в войне. Возможно, это заявление поспособствовало особо долгому и тщательному сбору трофеев на грузинских военных базах и особенно бесцеремонному обращению с грузинской полицией.

Основная часть грузинской армии и полиции уже сложили оружие и покинули Кодорское ущелье, к исходу дня абхазские части, практически не встречая сопротивления вышли к границе с Грузией в верхней части Кодорского ущелья, восстановив контроль Абхазии над ним.

Одновременно российские десантники расположились на окраинах Поти, Зугдиди и Сенаки.

В районе Гори российские войска перерезали главную дорогу, соединяющую западную и восточную части страны, а так же военные базы вокруг города.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

С 15 по 16 августа при международном посредничестве произошло согласование и подписание соглашения о прекращении огня между Россией и Грузией.

После подписания соглашения, 18 августа российское командование заявило о начале поэтапного вывода российских войск с территории Грузии. Вывод (и вывоз трофеев) получился очень поэтапным – он затянулся на месяц.

Поражение, понесённое грузинской армией в течение кратковременной военной кампании, когда армия и полиция потеряла в общей сложности свыше 2000 военнослужащих ранеными и убитыми, существенно усугубилось в послевоенный период, когда грузинская армия понесла наиболее тяжёлые материальные потери.

В общей сложности, причём, в основном, уже после завершения боевых действий, в руки российских и осетинских войск попали 65 грузинских танков, более 20 БМП, две бронемашины Cobra, около 10 установок ПВО (с учётом транспортно-заряжающих машин), и несколько десятков единиц миномётов и различных артиллерийских орудий, включая две 152-мм самоходные гаубицы Dana и одну 203-мм самоходную пушку 2С7 «Пион».

Кроме того, было захвачены десятки единиц автотехники, захвачены и уничтожены тысячи единиц стрелкового оружия и экипировки.

Серьёзный ущерб был причинён базам 1-й пехотной бригады, артиллерийской бригады и отдельного танкового батальона в Гори, базе 2-й пехотной бригады в Сенаки, базам ВМС и Береговой охраны Грузии в Поти. В Сенаки были произведены подрывы взлётно-посадочной полосы авиабазы, укрытий для самолётов.

В военный порт в Поти практически ежедневно заходили российские отряды, которые занимались вывозом запасов со складов ВМС и Береговой охраны Грузии.

Оттуда также были выведены грузинские малоразмерные быстроходные катера и штурмовые лодки. А более крупные катера, не успевшие уйти в Батуми, были взорваны или потоплены.

ПОТЕРИ

Центр анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) опубликовал новые данные о потерях России в ходе пятидневной войны в Южной Осетии 8-12 августа 2008 года – они составили три танка, до 20 бронемашин и шесть самолетов. Эти данные приводятся в статье ЦАСТ “Потери российской военной техники” в обновленном альманахе “Танки августа”.

“Российское командование так и не обнародовало официальных данных о потерях боевой техники в войне. Но изучение доступных фото- и видеоматериалов, воспоминаний участников войны и материалов СМИ, позволило произвести независимый подсчет”, – отмечает ЦАСТ.

Итак, в ходе боевых действий российская сторона потеряла три танка: один Т-72Б(М), один Т-72Б и один Т-62. Все они были уничтожены в результате воздействия огня противника. Значительно большие потери, не менее 20 единиц, понесла легкая бронетехника. Известно о потере в конфликте российскими войсками, по крайней мере, девяти БМП-1, трех БМП-2, двух БТР-80, одного БМД-2, трех БРДМ-2 и одной МТ-ЛБ. (Большая часть потерянных БМП пришлась на миротворческие батальоны: российский и югоосетинский). Артиллерийских установок, реактивных систем залпового огня, средств ПВО потеряно не было, отмечается в статье.

Высокими были и потери автотехники. В Южном лагере миротворцев в результате артиллерийского и танкового обстрела российского миротворческого батальона, произошедшего 8 августа, на стоянке была уничтожена практически вся припаркованная там автотехника – а это не менее 20 единиц. В ходе боев 9 августа грузинским артиллерийским огнем были уничтожены десять грузовиков ГАЗ-66 минометных батарей 135-го и 693-го мотострелковых полков. Два грузовика «Урал» были уничтожены днем 11 августа в результате удара грузинских вертолетов Ми-24. Еще несколько грузовиков попали в серьезные дорожно-транспортные происшествия.

В ходе боевых действий были сбиты шесть российских самолетов: три Су-25, два Су-24 и один Ту-22М3. Уже после окончания боевых действий в Южной Осетии произошла авиакатастрофа, в которой были потеряны два российских вертолета – Ми-8МТКО и Ми-24.

ВМФ России в ходе боевых действий потерь личного состава или повреждений техники от огня противника не имел. Официальные потери личного состава составили 67 военнослужащих. До сих пор числятся без вести пропавшими сержант Леджиев и командир сбитого Ту-22М3 подполковник Александр Ковенцов.

В то же время потери грузинской армии были официально озвучены в 2008 году и составили в живой силе 170 военнослужащих и 14 полицейских, ранены до 2 тысяч человек, отмечает ЦАСТ.

Во время боевых действий был полностью уничтожен военный флот Грузии – два ракетных катера и пять сторожевых. Потери авиации составили – три Ан-2, три вертолета Ми-24 и один Ми-14.

Во время боев было уничтожено 15 танков, сожжены на месте (район Гори) после боевых действий до 20 танков, 30 взяты российской армией в качестве военных трофеев.

Армия Грузии потеряла во время боевых действий четыре БМП-2, три БТР-80, четыре бронемашины “Кобра” (Турция). 15 БМП-1У (модернизированные на Украине) и две БМП-2 взяты в качестве военных трофеев.

Грузинская артиллерия понесла потери в виде уничтоженных во время боев четырех самоходок калибра 203 миллиметра “Пион”, двух “Дана” (Чехия). В качестве военных трофеев российская армия взяла один “Пион”, две “Дана” и 20 несамоходных пушек различного калибра.

Кроме того, грузинская армия потеряла большое количество военно-транспортной техники (не менее 30-40 едениц, грузовые и легковые машины).

ПОСЛЕЛОГ

30 сентября 2009 года Международная комиссия ООН по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе в августе 2008 года опубликовала детальный доклад, где, в частности, сделаны следующие выводы:

Боевые действия начались с масштабной грузинской операции против города Цхинвали и прилегающих территорий в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, которой предшествовал массированный артиллерийский обстрел.

Комиссия не может считать достаточно доказанным утверждение Грузии о вторжении значительных российских сил в Южную Осетию до 8 августа.

Не приходится сомневаться в том, что Россия имела право отразить нападение на своих миротворцев средствами, пропорциональными угрозе. Таким образом, на первом этапе конфликта применение Россией силы в целях обороны следует признать законным.

Российская общественность в первые дни после окончания конфликта пребывала в некой эйфории. Но теперь спустя 10 лет можно посмотреть на результаты трезвым взглядом. А что в сухом остатке? Успех российской армии развит не был, как и не достигнута полная капитуляция. Возможность привести Грузи к лояльности и избавиться от американского присутствия у границ России. Северная Осетия и Абхазия так и не признаны большинством стран мира, и они висят бюджетным грузом для России, и правительство не делает никаких усилий превратить эти непризнанные республики в экономические выгодные субъекты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.