Кюри

Картинка профиля Анастасия Зимина
Анастасия Зимина

 

«Наука является основой всякого прогресса, облегчающего жизнь человечества и уменьшающего его страдания»

При упоминании фамилии «Кюри» в памяти неизменно всплывают отголоски уже давно успешно забытой школьной программы по физике: открытие полония и радия, изучение радиоактивных элементов – все это они, Мария и Пьер Кюри, чьи имена навечно вошли в историю мировой науки. И кажется, их титанические заслуги являлись продуктом постепенного и упорного труда, без резких взлётов и падений, но это лишь на первый взгляд. В представлении обывателя жизнь гения наполнена лишь одержимостью своей идеей и стремлению к цели; прямым путём без ухабов и препятствий, но зачастую даже гениев ожидает весьма прозаическая судьба. Как же произошло становление тандема двух великих умов? Начать, пожалуй, стоит с рассмотрения биографических сведений о будущей паре.

К сожалению, мало кто знает, каков тяжел и тернист был путь женщины-ученого. Мария Кюри (в девичестве Склодовская) родилась в 1867 году в Варшаве. Атмосфера, царящая в семье девочки, всячески способствовала занятию наукой: ее родители работали в школе (мать была директором гимназии, а отец преподавал в ней физику), но детство будущего ученого было омрачено тяжелой болезнью матери, она медленно умирала от туберкулеза. Талант Марии был заметен еще с детства. Нельзя не отметить природные способности и черты ее характера: усердие, упорность и трудолюбие, напрямую повлиявшие на становление Склодовской как ученого. Также в детстве проявлялась ее тяга к знаниям, которую отметил друг отца, брат всем известного Д.И. Менделеева. Закончив школу, перед Марией встал вопрос о дальнейшем образовании, но отучиться в Варшавском университете она не могла, девушек на обучение не принимали. Тогда со своей сестрой Брониславой они придумали авантюрную альтернативу: пока одна из них будет учиться, другая должна зарабатывать средства на обучения сестры. Пожалуй, данная ситуация наглядно иллюстрирует целеустремленность Склодовской. Так девушки и поступили. В 1891 году, отработав достаточно продолжительное время гувернанткой, по окончанию обучения Брониславой медицинского института в Париже, Мария смогла продолжать занятия наукой в Сорбонне.
Будущий муж Склодовской, Пьер Кюри, был старше супруги на 8 лет (род. в 1859 году в семье врачей). С детства, как и Мария, отличался прилежанием и упорством в учебе и в юном возрасте получил ученую степень бакалавра Парижского университета (1876), а в последствие и степень лиценциата. С 1878 года был лаборантом в Сарбонне, а с 1895 году заведовал кафедрой в Школе физики и химии.

Весной 1884 года произошел переломный момент в жизни обоих, а в последующем и в развитии науки. Пьера и Мари свело вместе «физическое» общество. Сама Склодовская вспоминает о первой встрече с будущим мужем так:

«Когда я вошла, Пьер Кюри стоял в проеме балконной двери. Он показался мне совсем молодым, хотя к тому времени ему уже исполнилось тридцать пять лет. Я была потрясена выражением его светлых глаз и ощущением какой-то неприкаянности, исходившим от его высокой фигуры. Его речь, чуть медлительная и задумчивая, его простота, его серьезная и одновременно юношеская улыбка вызывали доверие. Между нами сразу же завязался разговор, очень скоро ставший дружеским; мы говорили о кое-каких научных вопросах, по поводу которых мне было очень интересно узнать его мнение…»

У Марии и Пьера была не только общая alma mater, но и общая, безукоризненная жертвенность науке. Склодовская еще в юности зареклась не связываться с мужчинами (после горького опыта с сыном хозяйки дома, в котором она работала гувернанткой) и даже Пьеру, казалось бы, близкому ей по духу и по научному поприщу человеку, она сказала «да» не сразу. Порой упрямая, целеустремленная и самодостаточная Мари вместо того, чтобы остаться в приютившем ее Париже и открывшим для нее большие перспективы, связывала свое будущее с родной Польшей. Пьер искренне не понимал стремления будущей супруги, но все же вопреки всем разногласиям бракосочетание состоялось в 1895 году во Франции. Их свадьба не отличалась ни пышностью торжества, не ломившимися от деликатесов столами, ни количеством приглашенных гостей. На невесте был обычный, невзрачный костюм из синей шерсти, даже обручальных колец пара не заказывала. Свадебное путешествие они провели в поездке на велосипедах, подаренных на свадьбу, по французским деревенькам. Надо отметить, что материальное состояние и быт ученых не отличались роскошностью: внутренний и внешний аскетизм во всем, практичность и служение физике – вот что отличало одну из самых великих и амбициозных пар в истории человечества.

Основным полем для их исследований являлось изучение радиоактивности. Что она собой представляет? Радиоактивность – свойства атомных ядер самопроизвольно трансформироваться в другие ядра с испусканием частиц. В 1896 году совершенно случайно, французский физик Беккерель открыл радиоактивность при исследовании фосфоресценции в солях урана и считал открытие одним из свойств химического элемента, но природа этого оставалась неясной, даже понятия «радиоактивности» еще не существовало (в последующем его введет М. Кюри). Физик опубликовал свое открытие в научном журнале и после первооткрывателя Беккереля данная тема заинтересовала и супругов Кюри. Главной задачей пары было обнаружение и установление новых радиоактивных частиц. Долгих 4 года они ставили опыты, сняв ветхое жилье, и еле сводили концы с концами. В это же время Мари стала матерью, а единственным кормильцем в семье стал Пьер. Несмотря на тяжелые условия, эксперименты и изучение нового, доселе необъяснимого явления супруги не бросили, Мари даже выбрала данную тему в качестве своей диссертационной работы. Здесь и проявилась их настойчивость и верное служение науке. Пара доказала, что природные соединения урана более радиоактивны, чем чистые его препараты.

Логично было бы предположить, что, исходя из интенсивности радиоактивности, в природных соединениях содержатся неизвестные для той поры элементы. Основная задача ученых теперь сводилась к выделению этих новых химических элементов. Для этого нужна была специальная аппаратура, которой супруги Кюри, конечно же, в силу своего положения не обладали. В этот момент Пьер уже был готов опустить руки, но его супруга не сдалась, и исследования продолжились. Преодолев все трудности, в 1989 году тандему двух ученых получилось выделить полоний (названного в честь родины Склодовской) и радий. В 1903 году за свой труд супруги получили Нобелевскую премию по физике (позже, уже в 1911 году Мария Кюри получила Нобелевскую премию по химии «за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента».). Открытие данных элементов вызвало широкий резонанс. Бытовало мнение, что их применение даже спасает от раковых опухолей. Стоит отметить интересный факт, что дочь читы Кюри Ирэн, также, как и родители была не обделена талантом и получила Нобелевскую премию по химии.

К глубокому сожалению, совместный путь Мари и Пьера оборвался из-за трагической, даже нелепой смерти Пьера. В весенний дождливый день 1906 года Пьер Кюри, переходя через дорогу, попал под конный экипаж. Мари Кюри сложно пережила смерть любимого мужа, но благодаря своей неизменной черте характера – преданности науке, продолжила их общее с Пьером дело: она стала преподавать в Сорбонне и все также продвигалась на своем научном поприще.
Тандем двух великих умов, ученых с мировым именем, открыл новый виток в развитии науки – по сути, семейная пара стала основателем не только радиохимии, но и подарила миру практические неиссякаемый источник энергии. Тогда ученые еще вряд ли понимали, что перевернут всю будущую науку и их открытие приведет к созданию атомной энергетики. Исследование радиоактивности послужило и прогрессу в одной из самых главных и важных отраслей – медицины. Пара Кюри, несомненно, может лишь восхищать, столь сильной самоотдачи и преданности своему делу в мире физики еще не было и вряд ли будет. Они есть пример той силы целеустремленности, к которой должен стремиться каждый человек, имеющий цель и идущий к ней:

Я всё время упорно и терпеливо стремилась к одной цели. Я действовала без малейшей уверенности в том, что поступаю правильно, зная, что жизнь – дар мимолётный и непрочный, что после нее ничего не остается и что другие понимают её смысл иначе. Я действовала так несомненно оттого, что нечто обязывало меня к этому, совершенно так же, как инстинкт заставлял гусеницу плести свой кокон. Бедняжка должна начать свой кокон, даже в том случае, когда она не сможет его закончить, и все-таки работает с неизменным упорством. А если ей не удастся закончить свою работу, она умрет, не превратившись в бабочку, – без вознаграждения. Пусть каждый из нас прядёт свой кокон, не спрашивая зачем и почему.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.