Прямая линия

Дмитрий Кметъ

Вот вам самое основное из озвученного:

Русским в Латвии — надеяться.
Русским в Донбассе — надеяться.
Русским беженцам — дружить с МВД.
Украина — не нападет.
Экономика — растет.
Санкции — внутренняя борьба в США.
Цены на бензин — недопустимо.
Блоггеры — лидеры мнений.
Блоггер — не профессия.
Сажать за репосты — без маразма.
Запретить Telegram — проще всего.
Криптовалюты — не будет.
Налоги — не повысим.
Сирия — для оружия, но не полигон.
Свалки — криминализированы.
Проблемы дольщиков — невнятное регулирование.
Эхо Москвы — фильтровать.
Николай Угодник — благословит.
Мутко — очень эффективен.
Почему мясо коровы — говядина.
Володя, ты не устал? — Пока нет.
Не врать.

На этом можно было бы и остановиться, потому что прямая линия превратилась в групповой сеанс психотерапии на передаче “Пусть говорят”. Путин лично всех утешает и показательно занимается мелкими вопросами. А точнее – раздает указания. Передача не скрывает откровенно постановочного характера: достаточно вспомнить сцену на мосту со “случайным” водителем, которого остановил сотрудник ДПС и который как с листа отчеканил вопрос к Путину про инфраструктуру; или то, что из зала больше не звучат действительно случайные вопросы зрителей.

А именно этого и недоставало в формате прямой линии – «разговора с народом». Упустили главное: право спрашивающих перебивать президента, задавать провокационные вопросы, реально волнующие людей.

К. Клеймёнов: Добавлю, что сегодня, как и в первых выпусках “Прямой линии”, мы решили не звать гостей в студию и сделали это специально для того, чтобы как можно больше ваших вопросов прозвучало с мест.

Но банальная статистика 70 вопросов за 3 часа в 2017 и 79 вопросов за 4,5 часа в этом году показывает, что все как раз наоборот. Президента разбавляют шутками-прибаутками, но от народа держат подальше. Вдруг эксцессы? Даже некоторые вопросы зачитывают то сами журналисты, то волонтеры. Апофеозом этого стало выступление Газаева:

– Вопрос в чём, Валерий Георгиевич?
– Я хочу пожелать Вам крепкого здоровья, Владимир Владимирович, хочу пожелать, чтобы Господь Бог Вас охранял, чтобы святой Георгий сопутствовал Вам во всех Ваших начинаниях, а Николай Чудотворец дал Вам крепкого здоровья и удачу.

Даже сама эта Прямая линия была достаточно мягкой. С учетом того, что в прямом эфире должны были отчитываться и министры и губернаторы, многие предвкушали публичные порки или даже увольнения в прямом эфире. Однако Путин не стал разыгрывать эту карту. Его общение и с губернаторами, и с министрами по конференц-связи было довольно спокойным и деловым. Даже когда губернатора Владимирской области Светлану Орлову жители фактически поймали на лжи (она сказала, что больница не закрывается, хотя та закрывалась), Путин ограничился спокойной просьбой: не допускать «таких расхождений». Но всё это на самом деле мелочи.

Розовая экономика

А начать надо с того, что Путин откровенно пытается рисовать реальность в розовых тонах. Он говорит, что “очень хочет послать позитивный сигнал обществу”, рассказывает про рост ВВП на 1,5%, про положительное торговое сальдо, но тут же, как бы невзначай, проговорился об увеличении числа людей, живущих за чертой бедности. Это же мелочь какая-то, и экономика растет. Мы не виноваты, что вы этого не чувствуете. Вместо этого, Путин как мантру повторяет:

Заработные платы выросли на 1,9%, а реальные доходы населения – на 3,8%.

Правда тут же оговаривается: “Сразу хочу сказать и оговориться, и чтобы наши уважаемые зрители это услышали ещё раз: конечно, это не каждый человек на себе ощущает, но в целом это абсолютно объективная статистика, и это так оно и есть, это правда на самом деле”.

То есть, дословно: мы зарплаты увеличили, а то, что вы этого не почувствовали и до сих пор с Ролтона на Дошик перебиваетесь – ваша проблема.

И примерно в том же ключе виделась тирада о росте цен на нефть. Журналисты в чувствах выражали свои эмоции по поводу скачка и инфляции, по телевизору пустили гневную речь водителя, где он в отчаянии вопрошал: для того ли мы голосовали за Владимира Владимировича?! Владимир Владимирович тут же сказал, что решение-то по бензину было принято еще вчера, а рост был результатом неточного регулирования. А затем он попросил отчитаться министра энергетики, который подхватил слова президента и продолжил темой отмена акцизов на бензин и заверением, что с 31 мая цены не растут.

Но вот прямая линия закончилась, и цены на топливо дружно набрали 10 копеек. Профанация? Нет, не думаю. Рост цен на бензин сейчас явление общемировое, и мне кажется, за такой чувственной тирадой власть пытается скрыть неспособность влиять в данный момент на ценовую политику бензина, формируемую под влиянием внешнего фактора.

Многие СМИ уже обратили внимание на проблему “дальневосточного гектара”, дольщиков, недополученного жилья и участков для многодетных семей. Но, по сути, это извечные вопросы, перетекающие из одной Прямой линии в другую, которые лишь показывают, что проблема решается исключительно вмешательством Путина. Это как вытянуть билет в лотерее – повезло, получишь квартиру, а нет – так и будешь сидеть у разбитого корыта.

Русский вопрос

Что меня действительно взволновало, так это просьба (даже нет, мольба) ввести санкции против Латвии из-за ее русофобской политики. И я уже подумал: ну наконец-то! Ан, нет. Путин очень долго распинался о том, как тяжела судьба русского в Прибалтике, что они там “неграждане”, но в итоге заявил:

“Я уже сказал, мы считаем, что введение каких бы то ни было санкций в одностороннем порядке не помогает решать проблемы, а только усугубляет их”.

Будто, кроме сакнций, нет других решений (или просто не хочется их искать).

А дальше только грустнее. В эфир дозвонился писатель Захар Прилепин, по совместительству советник главы ДНР:

– У нас здесь есть ощущение, что украинская армия воспользуется чемпионатом мира по футболу и начнёт активные наступательные боевые действия. Как Вы прокомментируете эту ситуацию?

– Надеюсь, что до таких провокаций дело не дойдёт. А если это случится, мне думается, что это будет иметь очень тяжёлые последствия для украинской государственности в целом.

Надежда – это звучит очень убедительно, особенно для донбасовцев, каждый день живущих в атмосфере возможной атаки сил ВСУ. Вместо того, чтобы пообещать всевозможную помощь вооружением, вмешательство в конфликт или хотя бы введение санкций против Украины, он говорит о последствиях для украинской государственности. Может быть, за этими словами и есть какие-то серьезные меры, но люди, вымотанные бесконечной войной, не хотят абстракций. Они хотят гарантий.

Кремлеблоггеры

На этой Прямой линии мы впервые увидели будущих прокремлевских блоггеров. Или как их назвали “лидеров общественного мнения”. Правящая медиаверхушка специально отобрала малоизвестных ютуберов и инстаграммщиков, чтобы лепить из них то, что им самим заблагорассудится, не боясь за то, что они поведут себя не так (так как вся их популярность будет прямым следствием усилий кремлевской медиамашины, а не их собственных достижений). Именно поэтому вы не увидели ни одного знакомого и известного блоггера из рутуба. Зачем нужны непроверенные, а тем более самостийные и независимые медиаличности, когда проще сделать своих, лояльных? Рецепт-то простой: берем неизвестного заморыша, у которого есть маломальские задатки и тысяч 100 подписчиков, приводим его в фешенебельный офис Москва-сити, чтобы показать “серьезность организации”,  и рисуем перед ним прекрасные картины будущего. Этого более, чем достаточно. И поверьте, теперь эти прикормленные блоггеры будут часто мелькать на экранах и в различных проектах.

Особенно мне понравилась одна такая “лидер_киня общественного мнения” Наташа Краснова:

Я думаю достаточно наглядно говорит о том, насколько качественный отбор велся режиссерами Прямой линии. Кстати, эту Наташу Краснову, очень скоро все блоггеры рутуба будут вспоминать недобрым словом.

Н. Краснова: Я – кандидат наук, но я сейчас работаю блогером, и на данный момент в России это не профессия. То есть когда-нибудь наступит такой момент, когда блогинг станет полноценной профессией?

В. Путин: Мы же знаем, за счёт чего живут блогеры. В том числе за счёт рекламных денег. Правда? И это у Вас, судя по всему, хорошо получается. Так что признана эта профессия или не признана, но это источник ваших доходов, и доходов, видимо, вполне приличных, если Вы этим занимаетесь.

Очень непрозрачный намек президента. Уловили? “У вас хорошо, а налогов вы не платите”. Как так? Мы недавно писали о том, что налоговики стали интересоваться незарегистрированными доходами граждан. А теперь уплата НДФЛ станет первым шагом к признанию блогосферы профессией.

Вместе с тем, прозвучали действительно два важных вопроса. О криптовалюте и блокировке Телеграма. Если ответ на первый был ожидаем: никакой крипты, пока я президент, то второй меня удивил.

Путин отметил, что хоть и стоит вопрос о безопасности страны, до абсурда в блокировках доходить не надо. “Заблокировать проще всего”, но это не единстенный путь.

Пустышка

По-настоящему важных  заявлений Путин сделал не так много. Он показал, что Россия не собирается обменивать режиссера Олега Сенцова на журналиста Андрея Вышинского; отметил, что  российский контингент в Сирии не планирует покидать эту страну (но может, при необходимости); еще раз затронул тему перевооружения и добавил, что новые виды вооружений либо уже стоят на боевом дежурстве в российской армии, либо вот-вот туда встанут. Раздавал обещания и указания по мелким вопросам, связанным со свалками, образованием, ипотекой и финансированием здравоохранения, в частности онкологии. Присыпал сверху пудрой дежурных фраз о США и Украине. Но вот, собственно, и все.

Завершая прямую линию, Путин сравнил происходящее в стране с 1930-ми годами, когда СССР также пытался преодолеть техническое отставание, создать новую индустрию. Сейчас, по его мнению, сталинскими методами решать вопрос отставания нельзя (что не мешает, правда, тихо сползать к репрессиям).
Ну и напоследок.

Не устал ли президент?

«Ну, пока нет».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.