Прямая линия

Картинка профиля Дмитрий Кметъ
Дмитрий Кметъ

Знаете, сначала я хотел написать большой разбор «прямой линии» с Путиным, однако потом понял, что разбирать-то собственно и нечего. Это одна из самых пустых конференций, которые он давал народу: показательно социально-ориентированные вопросы, на которые заранее заготовлен ответ, огромные и неуместные отвлеченные разговоры о культуре и традициях отдельных регионов или просто о том, как функционирует сама «прямая линия» — словом, о тех вопросах, которые к самой теме дня, вопросам людей к Путину, отношения, ну абсолютно никакого не имеют.

Всего Владимиру Путину задали примерно 70 вопросов из почти 2 000 000 зарегистрированных. То есть, предполагается, что это самые что ни на есть злободневные проблемы общества. И что мы слышим?

— Владимир Владимирович, а у вас внуки есть?
— Да есть, но я вам о них не скажу.

Очень животрепещуще.

Или вопрос про преемника. Ну, очевидно же было, что Путин на него не ответит. Зачем тратить экранное время? Других важных вопросов нет? Или отвечать не хотелось на них?

И уж совсем неуместно звучал вопрос от американца про политику русофобии в Америке. При чём тут он-то? Прямая линия ведь для русских граждан. Хотя, надо признать, найти такого в США надо было еще постараться.

У меня сложилось впечатление, что все вопросы Владимиру Путину были нарочито сформулированы так, чтобы можно было ответить на них уклончиво или шуткой, при этом практически ни один из них не затрагивал сути проблемы.

Возьмём хотя бы тему зарплат. Практически в самом начале ведущие сообщают, что зарплаты учителей, пожарных, почтальонов находятся на очень низком уровне, трех-семи тысяч рублей.

“Тем не менее пока очень многие жалуются на низкий уровень зарплат. У меня в руках целая пачка СМС, ММС, люди присылают нам в редакцию фотографии своих зарплатных платёжных ведомостей, что они получают. Например, зарплата дошкольного педагога (детский сад № 111, город Астрахань) – 7935 рублей. Это май 2017 года. Как можно жить на такую зарплату?”

А потом уже в режиме онлайн молодая учительница из Шелехова (Иркутская область) Алена Остальцова жалуется на то, что ее зарплата 16 000 и на нее прожить невозможно. Владимир Путин заявляет, что установленная средняя зарплата для учителей 30 000, и вообще это вопрос распределения средств конкретной школой и это с ними надо разобраться. А тот факт, что еще в 2012 году он издал «майские указы», №597, если быть точным, в которых обещал к 2018 году увеличить зарплаты тех же учителей в 1,5-2 раза, он немного упустил. Видимо, тогда все упрется в вопрос, что увеличивать то зарплаты и вовсе не из чего, вот школа и крутится как может, ведь, вероятно, им не увеличили объем финансирования, одновременно указав увеличить доходы преподавателей. Но зачем копать так глубоко, когда можно все спихнуть на школу?

Кстати, с этой учительницей после «прямой линии» таки связались, но… «Пока ничего не изменилось. Мне звонили из прокуратуры, спрашивали о зарплате и надбавках. Некоторые учителя получают даже меньше меня. Даже если есть категория «молодой специалист», такие копеечные зарплаты не должны быть. Например, в Иркутске «молодому специалисту» в первый год надбавка 60%, а у меня — 20% (в Иркутске 20% надбавка на второй-третий год). Когда я только пришла, я вообще получала 11–12 тыс. руб.», — сообщила Остальцова.

Спросивший Путина о низких зарплатах начальник пожарной команды из Саратовской области Александр Мельников сказал, что из официальных лиц по этому вопросу с ним никто не связывался. «Может быть, еще мало времени прошло. Сам я пока в отпуске до 29 июня, но на работу я заходил. Мое решение задать вопрос там все одобряют — и военные, и гражданские. Будем надеяться, что все сложится положительно», — отметил Мельников. Да, будем надеяться, что все будет хорошо, что Мельникова не уволит начальство, а подождать всего-то надо будет пару годочков, и все точно будет хорошо.

А то, как Владимир Путин ответил на вопрос от живущих в аварийном доме в Ижевске людей, вообще ввел меня в ступор. Анастасия Вотинцева из Ижевска рассказала Путину об «аварийном» бараке, в котором она вынуждена проживать, поскольку муниципалитет включил это здание в план расселения только на 2029 год. Путин не поверил, и обещал лично заехать к ней во время своего визита в Ижевск.

-Здравствуйте, дом разваливается, все трещит по швам, дети болеют, помогите, бомжуем. Переселяют лет через 10 только. Доживем ли?
-Что вам сказать? Чушь, конечно, приеду, посмотрю.

На что приедешь, посмотришь? На то, как бомжуют? Или на то, как некоторые жируют? А проблему-то как решать? Наверняка, они не единственные такие с этой проблемой. Наверняка, вопрос в том, что нет финансирования. Раз оно должно было быть, а его нет, значит на каком-то этапе эти деньги банально спиздили. Но зачем так углубляться, когда можно просто общими фразами отделаться?

На следующий день Вотинцева рассказала, что после «прямой линии» к ней приехали «все, кто только мог». «И Следственный комитет, и прокуратура была, и из администрации приезжали, и глава ЖКХ. Они все исследовали, опрашивали. Сегодня у нас появилась управляющая компания дома: смотрели в каком состоянии чердак находится. Сказали, что в принципе все хорошо, «только шифер немножко устал». В управлении ЖКХ сказали, что «в принципе, дом нормальный — жить можно, а если сделать капремонт, так вообще можно столько же еще прожить», — сказала Вотинцева. СКР, тут как тут, начал доследственную проверку по факту ее заявления.

Ну то есть, представляете? Приехало много уважаемых людей, сказало, что все в принципе неплохо, шифер устал немного, как и ваш мозг. К приезду Путина сделают «потемкинский домик», поменяют кровлю и покрасят домик, а девушку еще и дурочкой выставят.

Вопрос про «дальневосточный гектар» меня откровенно разочаровал. Автор распинался про плохую работу сайта, при том так долго, что это выглядело, честно говоря, по-идиотски. Ну, и Путин ответил в духе вопроса: обо всем и ни о чем. 1/3 земель освоили, вот успех. Смотря что называть успехом: выдачу земель или обеспечение их использования. Главная проблема этого «гектара» в том, что тебе тупо дают кусок земли, откровенно, в жопе мира. Поле-не поле, лес-не лес, гора-не гора, вообще пофиг, что попало, там и встало, там и будет твой «гектар», и делай, что хочешь. Вот достался тебе участок с куском болота и леса, и нафига он тебе, спрашивается? Да и это не так страшно, как страшно полное отсутствие инфраструктуры: дорог, света, воды. По сути, ты должен приехать в лес и с волками жить, по-волчьи выть.

И ведь это все можно было бы обозначить, будь вопрос нормально сформулирован. Но зачем? Это же придется озадачиваться вопросом выделения огромных средств на строительство дорог, электростанций, газопровода… Дальневосточный гектар тут же станет золотым. Нет. Лучше пообсуждать проблемы сайта и констатировать: «в целом, программа идет нормально». А в частности… а в частности не будем залезать.

Вопрос про отношения России с Турцией и Украиной откровенно слили. 12-летняя девочка что-то умиленно-шутливо ответила, Владимир Путин не менее шутливо сказал, что отношение нормальные, и мы агрессии не хотим. А по сути? А по сути зачем? Девочка же спросила, а не взрослый.

Я очень удивился вопросу из русского парня Киева. Откровенному и резкому, равно как и ответу.

— Почему вы нас бросили?
— Большое спасибо, держитесь там.

Вот тут и стали понятны истинные намерения Путина. Оказывается, Украина — это самостоятельное государство и плевать мы хотели на русских на Украине. Спасибо, конечно, вам за то, что помните о России, но Украина независимое государство. Давайте лучше сравним в режиме «прямой линии» их доходы и наши.

Вот, у нас раньше средняя зарплата 540$ была, а у них — 450, а сейчас у нас уже 624 доллара, а на загнивающей Украине всего-то 251.

Простите, а 624 доллара получает пожарник в своих 7 000 рублей в месяц или та учительница из Иркутса в своих 16 000 в месяц? Что-то как-то не клеится и совсем уже похоже на тот старый анекдот:

Маша получает 5 000 рублей в месяц, Петя получает 7 000 рублей в месяц, а Иван Иваныч 120 000. В среднем они все получают 44 000.

Ну, а после цитирования Путиным Лермонтова и Шевченко и фразы «мне сказали вчера», мне стало абсолютно очевидно, что все вопросы и ответы готовились загодя и даже стало как-то неинтересно слушать дальше.

Справедливости ради, не все было неудачно. Было и положительное в этой конференции. Мне понравилось обещание Путина проиндексировать материнский капитал и разрешить тратить его на покупку автомобилей. Порадовал вопрос и про Арктику, хотя ответ на него можно было дать более развернуто, расписав проекты (если такие есть) и планы. Этот же ответ должен был еще раз подчеркнуть наши интересы там.

Было бы неверно сказать, кстати, что не было больших нагоняев чиновникам. Были. Взять тот же Ставрополь. Путин пообещал разобраться с губернатором, почему людям затопленных регионов не выплачивают компенсации.

Валентина Саковская-Некрасова из Ставропольского края, которая пожаловалась на отсутствие этих компенсаций, рассказала, что власти в итоге перечислили ей положенные деньги.

«Сама [в ведомства] не обращалась, все приехали сами. Подъехал кто-то из администрации города, глава села, машины МЧС, СК. [Следователи] допрашивали меня о том, что с людей требуют деньги за справки. Как мне объяснили, они ведут внутреннее расследование, проводят проверки», — рассказала она. Саковская-Некрасова пояснила, что власти разбираются, на каком основании с нее требовали плату за справки, без которых нельзя получить компенсацию.

Порадовал и достаточно открытый тон прямой линии. Я очень удивился достаточно откровенным смс-сообщениям и показательными разносами журналистами чиновников, второпях строящих «потемкинские деревни» (или, в случае с Балашихой, «потемкинские помойки» в шариках).

Ну а если посмотреть в целом, то год от года эти «прямые линии» становятся все менее и менее конкретными, все больше их цель – утешить и успокоить, а не решить реальную проблему. Несмотря на то, что и ведущие, и Путин обещали решение проблемы, даже вот таким прямым вмешательством «прямой линии» мало, чем удается помочь. Взять ту же «потемкинскую помойку».

Елена Михайленко из Балашихи была среди жителей, которые пожаловались главе государства на Кучинский полигон твердых бытовых отходов, расположенный рядом с их домами. Путин пообещал помочь, подчеркнув, что строительство жилья рядом со свалкой нарушает градостроительные нормы. Однако и после разговора ситуация не изменилась, рассказала Михайленко. «Мусорные машины ездили на полигон и этой ночью. Запах по-прежнему жуткий. Думаю, что они и будут приезжать. Ситуация — катастрофа! Такое ощущение, что никто Путина не боится. Лишь повесили шарики при входе после приезда губернатора [Московской области Андрея] Воробьева. Чиновники после «прямой линии» со мной на связь не выходили, только был звонок из Госдумы», — сообщила она. Нет, Елена, не боятся они Путина.

Все это: необходимость прямого вмешательства президента в бытовые вопросы, игнорирование чиновниками сначала указов, а потом и прямого указания главы государства, — показатель системного кризиса, в который Россия неизбежно скатывается. И то ли нужны реформы, то ли настало время репрессий.

«Смертная казнь у нас не применяется, хотя иногда — гхм-гхм — ну, вы понимаете, что я имею в виду», — Владимир Путин.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.