Мемы

Sacrum Bellator

Сегодня мы поговорим о мем-культуре: Что это такое, с чем ее едят, и что все-таки проще – покорить нам ее, проигнорировать или уничтожить. Итак, начнем.

Мемы, мемы, мемы, мемы. Популярность этих странных картинок не дает нам покоя. Группы на миллионы человек, простой формат, и возможность для создания любой идеи, на основе популярного шаблона. Хочется закрыть глаза, и представить: вот они, правые мемы, русские мемы, националистические мемы, настолько простые и сложные одновременно. Стихия, которую хочется покорить. Язык непонятный взрослым и еще недоступный детям.

Мало кто помнит, как они появились и почему. Я лишь могу вспомнить, что первые свои интернет-мемы я, кажется, видел в 2009, но они появились гораздо, гораздо раньше. Где-то между подписями на картинках и теми черно-белыми рожицами, внезапно захватившими интернет, появилась устойчивая идея – задать одной картинке такое значение, которое можно ретранслировать на что угодно и любому человеку это будет понятно. Вроде как ничего сложного и давно все известно, но появились мемы не сразу.

Обратимся к матчасти, верно?

Автор термина, Ричард Доккинз (да-да, тот самый Ричард Докинз) в своей книге «Эгоистичный ген» пришедший к выводу, что нечто аналогичное генам в биологии, создает культуру и по аналогии, назвал он эти медиавирусы, бренды и идеи «мемами» Термин происходит от греческого слова μίμημα (подобие). Это отражает основное свойство мема — способность к репликации, то есть к образованию собственных копий. Мемы по Докинзу – это часть культуры, ее строительные кирпичики, основа, и как правило, проще такого кирпича ничего нет. Как и нету ничего проще интернет мема, как новой форму интернет-культуры, то есть, медиавируса.

Значит, если кратко. Мемом называют:
1. смешную картинку в интернете (для большинства);
2. медиавирус-шаблон, в интернет культуре (в классической трактовке);
3. культурное явление, формирующее эту же культуру и определяющее отношение человека к чему-либо. Плохой Гитлер – мем, Мона Лиза –мем, и так далее.

Мем сейчас – это уже больше, чем медиавирус и отдельный культурный феномен. Это собственная культура, метод, способ и стиль программирования человека на отношения к чему-либо через простой и известный всем шаблон. Здесь я закончу говорить загадками и начну прагматично. Почему это так важно для нас?

Я уже цитировал Ричарда Спенсера в прошлом ролике, но тема альт-райта еще не была нами раскрыта в полной мере, но чему стоит поучиться, так это мобилизиции интернет-сообщества и покорению интернета. Хотя альт-райты в США и уступают мейнстримным СМИ, для горстки вчерашних маргиналов сайты с миллионом посещений – вполне себе победа. Многие обвиняют именно альт-райтов в победе Трампа, и хотя их вклад и не стоит преувеличивать, действительно, Трамп больше делал ставку на Интернет, чем на малодоступный ему телевизор, оттого и победил.

Но это не первый случай использование троллей и армии ботов для политических целей. Здесь мы переместимся в другую, одновременно и очень близкую и очень далекую для европейца страну – Японию. Где движение интернет троллей netto-uyoku, зародившееся на первой анонимной «борде» 2chan, давно уже используются властями в роли армии троллей. Не стоит забывать, японцам близок национализм и власти не упустили возможность использовать подобную армию в своих целях.

Netto-uyoku, если кто не знал, это первые ласточки интернет-национализма, рядовые бойцы цифровой армии, работающей и переписывающей историю во благо Японии.

Но в отличии от российского «аналога», нетто-йоку дают действовать самостоятельно, лишь помогая им негласно и вбрасывая нужный инфоповод на растерзание. Конечно, здесь видна азиатская сущность, единство, анонимность, высокая социализация порождает подобные общества где один человек ничего не значит без своего коллектива, русские, например, немного не такие, у них есть ярко выраженный индивидуализм, но не столь важно.

Нетто-йоку, и 2chan – это лишь первый подобный феномен, дальше – больше. С появлением анонимной борды 4chan в США, коллективное бессознательное Интернета обрело еще одного националиста, ТЕПЕРЬ УЖЕ американца, от японцев взявшего аниме и национализм, от американцев дух протеста, культ Европы и Белого человека, и идею контркультуры, что вместе породило новый островок национально мыслящего интернет сообщества.

Отдельно добавим, не стоит считать всех подобных «анонимусов» поголовно хикками и одинокими людьми. Подобные люди, конечно, участвуют в жизни борд и являются эталоном, но сила Интернета и анонимности и состоит в том, что за любым постом может скрываться как 13-летний школьник, там и 40-летний судья или полицейский. В Интернете все обретают новую жизнь. Будем ли мы спорить, что операция по выслеживанию знамени Шарля Ла Бафа – это не круто? Конечно нет, но про интернет-акционизм мы добавим позже. Сейчас немного о России.

Здесь дела идут гораздо хуже, постсоветская ментальность, тотальное взятие 2cha (русского аналога форча и 2chana) под контроль и на карандаш и многое другое, превратило нашу отечественную борду в относительно аполитичный островок уныния.

Свою роль сыграло и непонимание националистами в нулевые основы молодой интернет-культуры, пока националисты из Японии и США координировались и росли, укрепляясь помимо прочего еще и в интернете.

Русское движение только-только осознавало себя. Правда, молодой национализм душили полицейским сапогом не только в интернете, но не будем об этом.

Напоследок, русским склонна большая дикость и агрессия, чем западным народам. Хиккующие интеллигенты мало интересны пусть харизматичному и сильному, но все-таки быдлу. Все это порождает пустоту, но все это все еще можно изменить. Без появления разных сред для формирования правой интеллигенции (в реальной жизни этому должно уделяться внимания не меньше, чем в виртуальной) нам не добить рождения своих интеллигентов и философов. Идем дальше.

Перейдем собственно от культуры к мемам и меметичности. Как работает мем?

На самом деле, никто не знает. Выстрелить может абсолютно все что угодно, так называемый «мемопровод» от имиджборд до социальных сетей работает очень хаотично, но есть правила, которые стоит соблюдать в любом случае.

Первое: мем должен быть на основе понятного всем (или вашей аудитории) шаблона. Это может быть фильм, фото, новость историческое событие, персонаж или даже абстрактная, но простая картинка, которую вы с небольшой доработкой «вбрасываете» на ютуб, новостное сообщество или на вышеупомянутые имиджборды, главное, чтобы там было достаточно людей, готовых “врубиться”, доработать и распространить его дальше (как правило, это школьники и студенты в свободное от учебы время) и если картинка будет достаточно лаконичной для восприятия и легко воспроизводиться дальше, то вы породили удачный интернет-мем, мои поздравления.

Побочным эффектом является то, что шаблон похож скорее на буквы, чем на слова, ему нельзя задать определенное значение вне контекста, за редкими исключениями. И это значит, что вашего лягушонка Пепе могут форсить с абсолютно любым контекстом, если вы вдруг не приобретете на него прав каким-то неведомым образом.

Да, точно, про Пепе, ведь это тот самый удачный пример монополизации интернет-культуры в свою пользу. Пепе – это тот случай, когда можно и нужно брать пример с альт-райтов, ведь здесь мы полностью уступаем западным соратникам, а про русскую интернет-субкультуру националистов и говорить не приходится. Значит, история такова:

В далеком 2005-ом художник Мэтт Фьюри в своем комиксе «Boyʼs Club» рисует веселого лягушонка, который стоя в туалете произносит фразу «Feels good man», и ничего не предвещало никакой популярности, пока кусочек этого комикса не попал на форчан. На форче Пепе был переработан в грустного, а фраза «Feels good man» переродилась в «Feels bad man» («Так себе ощущение, чувак»), и так лягушонок начал шествие по миру.
Мэтт Фьюри этот процесс волновал не сильно, и лишь позднее, он заявил, что признание мема расистским – это неправильно и очень грустно, а также выразил надежду, что после выборов лягушонок вновь станет просто картинкой в интернете. Но когда же лягушонок превратился в националиста радикальной направленности? Посмотрим… хм, окончательная слава разнеслась после выборов президента США, когда сначала пиарщики Трампа пытались закрепить связь. А затем и сын будущего президента запостил плакат с лягушкой, Трампом и правыми консерваторами, закрепив успех по превращению безобидного персонажа комикса в тот самый правый мем и символ белого супрематизма, хотя Пепе в немецкой форме и в виде скинхеда гулял по интернету и за годы до этого. Сегодня же, за Пепе бьют морду, за Пепе банят на форумах, и за Пепе воины Кекистана занимаются массовой травлей (которую благодаря формату интернет-борд реализовать даже проще и легче, чем на страницах любого презентабельного издания.

Кстати говоря, тут стоить сказать еще и про Кекистан, когда соединение кека и стуффикса “стан”, стало названием для нового интернет-государства, которое занимается великой войной, методом щитпостинга (посты низкого качества сатирического содержания, того, что я выше назвал травлей). Война щитпостингом идет с двумя державами – Норми и Куколдстанами (соответственно, с левацким понятием нормы и сексуальным термином «куколд» (прим.)) и высшей целью этой войны является возвращение в США духа свободы в средства массовой информации и Интернет, а не те ужасные вещи, про которые вы подумали).

Главная фича кекистанцев – ирония, главное орудие – перманентная война с адекватностью методом инфовбросов, помимо упомянутой операции с флагом и Шарлем Ла Бафом есть еще много чего, например, кекистанский блоггер Sargon of Akkad пытался включить кекистанцев в список этнических групп Великобритании. Хоть у него ничего и не вышло, он не оставляет надежд, ведь аналогично ситуации с народом джедаев, кекистанцев могут включить в перечень при указании 10 000 людей своей нации как кекистанец. Что ж, кризис идентичности налицо.

Теперь, на основе западных примеров, подкинем еще парочку идей. У лягушки Пепе есть свои аналоги: и финский герой имиджборда Spurdo Spärde, прообраз финского школьника-задрота, просиживающего в интернете, и русский “Пека Фейс”, (про него даже игры есть, очень крутая штука) и много чего еще, что можно активно использовать, правда про монополизацию речь не идет, а передирать с запада у наших мемомделов и так неплохо получается.

К тому же, иногда мемы формируют реальность. Достаточно показателен пример с мультиком про Рика и Морти, когда упомянутый в 1 серии 3 сезона сычуаньский соус начали судорожно откапывать из кладовок и продавать за тысячи долларов (соусу, если что, почти 20 лет). А затем и сам Макдональдс провел акцию по продаже чудо соуса. Мелочь, но показательная.

Сказать надо и о либертарианцах. Я вот не говорю, что у них прям все очень круто с работой в Интернете, но их мемы на зависть годные, и Светоч, и многие другие давно освоили фишку этой культуры и пользуются простотой передачи мема. Хотя идея, как было выше сказано, традиционно именно националистична, либертарианцы в России заняли пустующее пространство – это нормально. Но кроме неплохих комиксов и шутеечек про экономику и государство, их идеологическая база заканчивается и им приходится копипастить всю ту же праворадикальную классику…

Я не говорю, что мы можем монополизировать мемы, до этого еще очень далеко, но сейчас, на общей волне мем-культуры это может быть достаточно круто. Хотя в контексте России, я бы не смешивал мемы и все остальное. Так как есть важная угроза, про которую стоит помнить. Уверен, многие зрители помнят так называемые Rage_comics или комиксы с флагами стран, кантриболз. Достаточно хороший пример того, как массовость убивает любую задумку. Орды школьников будут эксплуатировать шаблоны для своих идиотских шуток, и рано или поздно, ваша идея всем надоест и иссякнет. Тут та же идея, что и с символикой, не стоит путать символ и логотип. Логотип можно пилить на мусорках, стенках, щитпостить и закидывать в комменты, логотип он – временен, это не герб. Тоже самое и с мемами, ничто не вечно, и лет через пять Пепе либо перерастет во что-то большее, либо уйдет на свалку истории, как это часто бывает с шаблонами для смешных картинок, и с мемом как с культурным явлением вообще. Но массовость – это вещь, которой стоит избегать, даже политика сама по себе не массова, немногих она действительно серьезно интересует, а еще меньше людей в ней хоть что-то понимают. Мы за формирование новой среды, но не за формирование субкультуры или общественных проектов для всех. Это убьет вашу идею. Помните об этом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.