«Московская директива»: начало конца.

Картинка профиля Иван Медведев
Иван Медведев

Не сделаю открытия, сказав, что войны занимают ключевое место в истории мира. Русская история не исключение, но и яркий пример данного тезиса. Наша страна вела огромное количество войн на протяжении всего своего существования.  В сражениях добывалась слава, русские войны являлись примером героизма и верности Отечеству.

Огромны были и потери в этих войнах. Этим добываемые победы ценны еще более. Даже противники не раз отмечали готовность к самопожертвованию как характерную черту русской армии. Не случайно и я остановлюсь на одном из сюжетов военной истории.

Речь пойдет о самой страшной войне в истории русского народа и русской государственности. Предшествующие ей события и сама эта война внесла хаос, неразбериху в умы русского общества. Оно оказалось расколотым на несколько частей. Началось моральное разложение всего, что могло быть дееспособным на момент начала данного катаклизма. Я говорю, разумеется, о Гражданской войне.

Называя ее самой страшной, прекрасно отдаю себе полный отчет в этом. На мой взгляд, Гражданская война может являться таковой сразу по нескольким причинам. Во-первых, русские ополчились друг на друга. Это не просто братоубийственная война, это, фактически каннибализм. Уничтожались себе подобные особи рода человеческого. Во-вторых, Гражданская вышибла лучший генофонд. Кто-то остался «спать в земле сырой», кто-то навсегда распрощался со своим здоровьем, а кого-то ход истории вынудил покинуть Родину. В-третьих, и это самое ужасное, исход Гражданской войны позволил поставить над русским народом чудовищный социалистический эксперимент, длившийся почти 70 лет. Его провал доказывает правоту одной из частей расколовшегося русского общества – Белого движения. Они оказались правы, предостерегая свою страну и свой народ, призывая сражаться против красных. Но услышаны не были, русские уже тогда впали в сладкий дурман от обещаний Ленина и его клики.

Именно этим обуславливается интерес темы Гражданской войны. Она в принципе должна быть интересна каждому, поскольку в боях 1918-1922 гг. решалась судьба  нашей Отчизны на многие годы вперед.

Каждый год противостояния красных интернационалистов и русских патриотов уносил с собой тысячи жизней. Каждый год эта война могла завершиться победой как одних, так и других. Каждый год вмещал в себя несколько крупнейших операций и отчаянных сражений, способных повернуть события вспять. Так отчего же кровавая усобица продолжалась целых пять лет? Ответ находится в промежутке от -∞ до +∞.

Можно пенять на союзников по Антанте, наобещавших золотые горы, а на деле оставшихся молчаливым зрителем на всех театрах военных действий в бывшей России. Вполне резонно в очередной раз проклясть немцев, которые своими войсковыми контингентами могли уничтожить большевистский режим уже после того, как он выполнил свою основную задачу: вывод России из боевых действий в Великой войне. Ну, и, наконец, можно пенять на неоднородность Белого движения, на нежелание его членов врать своим согражданам, возводить ложь в ранг государственной программы, делать ее основой своего строя, что успешно было осуществлено их противником.

Итак, на данный момент мы имеем два положения. Первое: Гражданская война могла завершиться каким угодно сценарием и в какое угодно время. Это могла быть зима 1918-го и победа большевиков, задави они отряд русских фанатиков под командой Корнилова на Дону и Кубани. Вполне возможно, мы с Вами сейчас жили в национальном Русском государстве, а не постсоветской химере, возьми Каппель Самару в том же 18-м году, а позже соединись со ВСЮР Деникина, взяв Царицын. Убежден, что до сих пор бы не существовало терминов «белая эмиграция» и «белый исход», одумайся и активно вмешайся в ход боевых действий союзники на любой момент хода войны. Даже в Крыму 1920-го.

Второе положение: причины, не давшие Белогвардейцам победить. Ряд предположений на этот вопрос представлен выше. Поставим себе несколько задач. Во-первых, выбрать место, время и событие, окончательно и бесповоротно решившие исход противостояния. Во-вторых, попытаться доказать нашему читателю, что при изменении исторического контекста, противоположенный результат был бы достигнут. Теперь же перейдем непосредственно к анализу и историческому моделированию. Как Вы могли бы понять из названия статьи, речь пойдет об операции, старт которой дала так называемая «Московская директива».

Почему я взял за основу план А.И. Деникина о наступлении весной-осенью 1919 г.? На мой взгляд, это ключевой момент всего противостояния. Даже большевики уже имели ввиду возможность своего поражения и поэтому свертывали свою деятельность. Это ситуация из разряда «пан или пропал». К сожалению, не удалось претворить план Деникина в жизнь, что стало крахом Белого движения как на Юге, так и во всей России, поскольку ВСЮР – это наиболее боеспособные части Белой гвардии. Красные, победив их, получали мощнейшее оружие пропаганды вкупе с психологическим превосходством, могли отныне чувствовать себя свободнее. Плюс, разумеется, выгодное тактическое положение Белых частей: совместно с донскими казаками атамана Краснова в ходе Степного похода от красных банд были отчищены вся Кубань и вся территория бывшей Области Всевеликого войска Донского. Белая гвардия частично перешла и укрепилась уже на земле Саратовской губернии. Естественно, это так же поднимало моральных дух воинов ВСЮР.

Что же происходило на фронтах и в тылах, когда шла разработка и начался осуществляться на практике план Деникина?

Здесь, прежде всего, обратимся к политической составляющей, так как успехи Белой армии впечатляли (еще бы, в ходе Второго Кубанского похода была разгромлена ста тысячная группировка красной армии, при численности Белогвардейцев от восьми до десяти тысяч по разным оценкам). Вновь вспыхивает конфликт между Донским правительством и руководством Добровольческой армии. Тут сразу несколько причин. Первая – банальное соперничество за пальму лидерства в данном союзе. По сути, Деникин сделал ровно то же, что и Лавр Георгиевич Корнилов в 1918 году с Кубанской Радой: дал четко понять, что у армии один командир и это не обсуждается. Это базовый принцип построения любых вооруженных сил во все время и в любой стране. На время боевых действий Краснов отступился, но теперь желал вернуться к дискуссии. Возможно, Пётр Николаевич был не самым дальновидным и прозорливым политиком, но он был заслуженным генералом и отчаянным рубакой. Его сущность не позволяла сидеть, сложа руки. Но чаяния атамана натыкались на настроения его же казаков. Это проблема номер два. Казачье население не понимало смысл дальнейшей войны. Дон освобожден, а в случае чего границы мы оборонить сумеем. Это так же вызывало вполне обоснованное недовольство у руководства Вооруженных Сил Юга России. Третья причина самая прозаичная. У Белой гвардии для осуществления такой операции (а стратегически она распланирована была крайне грамотно) попросту не хватало ресурсов. Ни людских, ни материальных. Но когда такие мелочи останавливали фанатичных русских патриотов?

Тем не менее, план был утвержден, alea iacta est. И вполне справедливо утверждать, что момент был выбран абсолютно верно. Положение красных в стратегическом плане было куда тяжелее, нежели обозначенные проблемы Белых. Они только что потерпели поражение на Юге от того же Деникина. Под боком бурлила Украина, где их частям противостояли отряды разного рода анархистов, сечевые стрельцы Петлюры да и просто вооруженные банды без четкой политической ориентации, для которых вечный хаос – стабильный источник дохода. В Крыму после талантливой операции генерала Слащева красные были выбиты с территории полуострова. Кавказ восставал, помня, какими методами он перешел в руки Совдепии (вспомните о геноциде черкесов). В Царицыне Джугашвили нервно слал одну за одной телеграммы в Центр для передачи ему всё больших и больших воинских контингентов (а обороняющиеся в Царицыне части РККА по меньшей мере превосходили в 1.5-2 раза воинство Деникина в количестве изначально). По сему, командование ВСЮР решило: или сейчас, или никогда.

Чтобы попробовать рассмотреть альтернативные сценарии, необходимо посмотреть глазами участников тех событий на происходившее. Стать ими. Итак, я занимаю место главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России А.И. Деникина.

Главная цель общефронтового наступления на Юге – Москва, была выбрана абсолютно верно. Это имело (что А.И. Деникин и не скрывал) под собой идеологическую подоплеку: освободить Первопрестольную от красных банд. Опуская подробности всего наступления (которое до определенного момента было успешным) и предпосылки появления «Московской директивы», обращусь сразу к критическому моменту.

Первый аспект касается политики. По сути, Белогвардейцы воевали лишь против красных. То есть цель движения – уничтожение, негатив. Это неправильно даже с психологической точки зрения. Почему так происходило? Не смотря на политическую пестроту состава армии Деникина, я склонен верить, что боевые офицеры смогли бы объединиться в одну партию. В то же самое время можно явственно видеть, как происходит грызня «гражданских» политиков в тылах ВСЮР. Там были все: от эсеров и анархистов до крайне правых партий. Не порождая ничего, кроме слов и фикций, они расшатывали volens-nolens морально Белую армию. Да, не все там были пустословы. Яркий пример – первопроходник М.В. Родзянко. Но четкой политической доктрины у Белых не было. Здесь вводим новые данные в наше моделирование. Первым шагом к общей победе должно было бы стать создание «Офицерской партии России». Военным нужно было переступить через себя и все-таки окунуться в политику (я говорю о командирах среднего звена – ротных, взводных, полковых командирах), поступиться принципами офицерства, считающим политику грязным делом. Главной партии должен был бы стать А.В. Колчак, так как за несколько недель до своего наступления, А. И. Деникин подчинился ему. Программой партии провозглашалось реставрация порядков после народных выступлений 1905 г.: восстановление монархии с Государственной Думой. В добавление к этому, необходимо было бы даровать равенство выборов, где один голос каждого равен одному голосу каждого вне зависимости от сословий. Для привлечения на свою сторону крестьянства следует объявление о продолжении аграрной реформы П.А. Столыпина. Да, подавляющему большинству Белой армии пришлось бы поступиться своими идеалами в политике. Ведь и среди боевых частей было крайне много максималистов (как демократов, так и монархистов). Но имея хотя бы такую программу, Белые шли уже не просто разрушать – Белые бы стремились к созиданию.

В плане политической борьбы уже в мирное время программа офицерской партии регламентирует две вещи: запрет коммунистической партии вообще и запрет любой социалистической партии сроком на пятнадцать лет. Причины сего положения, считаю, раскрывать не стоит.

«Почему целью партии не должен стать созыв Учредительного собрания, с разгона которого де-факто началась гражданская война?», — задаст читатель совершенно справедливый вопрос.

Но здесь я вижу несколько причин, почему за Учредительное собрание не стоило воевать. Во-первых, формально за него Белые и сражались, но вот верили они в него – большой вопрос. Такая цель вождями Белой гвардии провозглашалась как-то осторожно:

«Вы, если что, имейте ввиду, мы за Учредиловку».

Ну, а, во-вторых, всё это рисковало, с большой долей вероятности, вновь превратиться в пустую говорильню. По традиции, заложенной Керенским и компанией.

Встает вопрос о новом императоре. Самый сложный вопрос. Николай II и его семья уже расстреляны под Екатеринбургом. Приглашать Великого князя Михаила, отрёкшегося от власти в пользу всё того же Учредительного собрания не кажется целесообразным. Николай Николаевич, активно участвующий в заговоре против своего племянника, так же кажется сомнительной персоной. Вероятно, предстояло бы выбирать из множества эмигрировавших членов Августейшей фамилии. Или же пригласить на русский престол кого-то из европейских монархов. Скажем, из английской Виндзорской династии

Теперь обратимся к моментам военным. В ходе наступления, которое терпело трудности на Восточном фланге, вспыхнуло восстание в Дагестане. 70 000 – страшная сила! – армия повстанцев. Деникин ограничивается отряжением отдельных бригад для его подавления, т.к. горцы были практически не боеспособны. Это первая ошибка командующего. На мой взгляд, следовало бы создать соединение, которое представляло бы собой объединение сил всех фронтов Деникина. Это соединение в считанное время подавляет рейдами, подобными рейдам Мамонтова в Центральной России, восстание и навсегда усмиряет Кавказ.

«Войска Северного Кавказа выделили отряд для движения на Астрахань. Кавказской армии поставлена была задача — взять Царицын, Донской — разбить донецкую группу противника и, наступая на линию Поворино — Лиски, очистить север области от большевиков, войти в связь с восставшими и отрезать Царицын от Поворина. Добровольческой армии, отбрасывая 14-ю советскую армию к низовьям Днепра, разбить 13-ю и часть 8-й армии на путях к Харькову, 3-й армейский корпус с Ак-Манайских позиций был двинут в наступление для освобождения Крыма, в то время как особый отряд Добровольческой армии, направленный к перешейкам, должен был отрезать большевикам выход из Крымского полуострова», — пишет в своих «Очерках» Деникин. Движение всех войск Добровольцев, не только кавказской армии, он характеризует как «безостановочное». Переломным моментом становится, как это не странно, выполнение главной задачи первого этапа – взятия Царицына. Собственно, именно тогда и рождается план похода по освобождению Первопрестольной. Это уже после и штурм Царицына, и отчищение Крыма, и разгром Махно отнесут «Московскому плану». Сама же директива перед Вами:

«…Имея конечной целью захват сердца России — Москвы, приказываю:

  1. Генералу Врангелю выйти на фронт Саратов — Ртищево — Балашов, сменить на этих направлениях донские части и продолжать наступление на Пензу, Рузаевку, Арзамас и далее — Нижний Новгород, Владимир, Москву.

Теперь же направить отряды для связи с Уральской армией и для очищения нижнего плеса Волги.

  1. Генералу Сидорину правым крылом, до выхода войск генерала Врангеля, продолжать выполнение прежней задачи по выходу на фронт Камышин — Балашов. Остальным частям развивать удар на Москву в направлениях: а) Воронеж, Козлов, Рязань и б) Новый Оскол, Елец, Кашира.
  2. Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск, Орел, Тула. Для обеспечения с Запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав — Брянск.
  3. Генералу Добровольскому выйти на Днепр от Александровска до устья, имея в виду в дальнейшем занятие Херсона и Николаева.

* * *

  1. Черноморскому флоту содействовать выполнению боевых задач… и блокировать порт Одессу».

Итог известен: Деникину банально не хватило людей. Хотя сам Антон Иванович характеризует складывание количественного соотношения сил противоборствующих сторон как «благоприятное» (пятьдесят с половиной тысяч ВСЮР против девяноста-ста тысяч красных). Какие варианты были бы возможны, дабы избежать провала плана «Московской директивы»?

После замирения Кавказа, необходимо было вновь наступление на Москву, укрепляя центральные (по положению части) Добровольцев, что поможет нейтрализовать сопротивление красных на восточном крыле путем нескольких ударов. Как известно из хода истории, красные первым прорвали центр наступления Деникина. Но в моей истории, там уже стоит боеспособный корпус, только что усмиривший дикою орды горцев и вряд ли бы пошатнулся под натиском красных частей. Угроза окружения на флангах исключалась, так как в тех условиях вполне реально было бы сформировать лёгкие конные подразделения, несколько усилив их артиллерией, задача которых состояла бы в сугубо оборонительных действиях: отбитие атак во флаг, «латание» дыр, появляющихся во время наступления основного кулака ударной группировки. Что же пошло не так?

Решающим, на мой взгляд, действом стал конный рейд Буденного на Старобельск. Не смотря на попытку его задержания корпусом Мамонтова, красным удалось в итоге занять Харьков. Что тут можно было бы предпринять? Пожалуй, ошибка кроется в самом начале. Мамонтов вел партизанскую войну и не получил должной поддержки. При этом Деникин уже тогда крайне негативно оценивал действия этого соединения и их командира. Уже позже, барон Пётр Николаевич Врагнель не пожелал мириться с присутствием генерала Мамонтова в рядах ВСЮР. Трудно определить мотивацию таких оценок. Ведь опыт партизанской войны на протяжении Гражданской неизменно приносил успех Белым. Это и сотня есаула Чернецова, явившееся единственной боеспособной единицей армии Каледина в 1918-м; это и знаменитая «Волчья сотня» атамана Шкуро. На мой взгляд, основным силам Белых стоило на пределе человеческих возможностей пробиваться в мае-июле навстречу мамонтовцам. Это разорвало бы фронт красных полностью. Открыта дорога на Москву – и Добровольцы под звон колоколов вступают в древнюю столицу России.

История повернулась иначе, мы вынуждены констатировать из раза в раз. После взятия Харькова фактически заканчивается Гражданская война на Юге. Белые с боями отступают в Крым, красные устроят там беспрецедентный террор. Дальнейшая «рисовка» исторического сценария после падения Харькова бессмысленна.

Что бы дало взятие Москвы Деникиным истории России? Вероятнее всего, было бы аннулировано Брестское позорище и Россия по праву была в числе победительницей в числе прочих в Великой войне. Прославленные успехами Белые части искоренили красную заразу в Сибири и на Урале, оставляя Россию целой. Пережив все ужасы Гражданской войны, российский орел вновь расправляет крылья и поворачивает две свои головы на Запад и Восток. Честные выборы в Государственную Думы и формирование кабинета министров с участием героев-добровольцев позволяют вывести страну из экономического краха и разрухи.

Гражданская война остается забытой в постсоветской реальности. Да и в эпоху господства социализма она освещалась лишь с одной стороны. А между тем, в штабах Белых армий было разработано (и реализовано, что даже более важно), бесчисленное множество войсковых операций. Академически верных, подкрепленных ратной удалью русского солдата. Да, «Московская директива» не была произведена в исполнение. Но это не отменяет всю широту ее тактического потенциала. Склонен считать, и эта мысль озвучивалась в данной статье не один и не два раза, что Белым войскам попросту не хватило ресурсов. А не «широкой поддержки народных масс», как учат нас советские учебники истории.

Источники

  1. Богаевский А.П. «1918 год». Нью-Йорк: Союз первопоходников, 1963.
  2. Деникин А.И. «Очерки русской смуты». Париж, 1921.
  3. Рутыч Н.Н. «Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. Материалы к истории Белого движения». М., 2002
  4. Шамбаров В.Е. «Белогвардейщина». М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.