Отречение как тренд

Дмитрий Кметъ

Сегодня поговорим об очень укоренившемся мифе, который почти всегда вставляют в качестве аргумента против монархии:

Король правит до смерти

Это давно уже не актуально. Весь 20 век и даже часть предыдущего была ознаменована новой тенденией отдавать празды правления молодому поколению. При этом в европейских монархиях этот тренд неукоснительно соблюдается до сих пор.

В 1931 году королева Нидерландов Вильгельмина после 50 лет у власти отреклась в пользу своей дочери Юлианы. Образ Вильгельмины до сих пор почитаем в Нидерландах, ведь именно эта королева пережила со своим народом Первую мировую войну, а во время Второй мировой, решительно отказавшись от коллабораций с Гитлером, возглавила правительство в изгнании. Ее имя стало символом нидерландского Сопротивления, а решение отречься от престола в пользу дочери Юлианы в 1948 году хоть и вызвало удивление, но все же было принято с уважением.

Сама Юлиана правила 31 год, активно занималась благотворительностью и способствовала предоставлению независимости нидерландским колониям. После чего … отреклась в пользу своей дочери Беатрикс в 1980 году. Она в свою очередь отреклась от престола через 33 года и на престол взошел ее старший сын Виллем-Александр.

Великая герцогиня Люксембургская Шарлотта, подобно нидерландским королевам, также задала тренд на отречение от престола в пользу своих детей – но уже, естественно, в родном Люксембурге. Ее восхождение на герцогский престол сопровождалось большим конституционным кризисом: в 1919 году со скандалом отреклась от власти ее старшая сестра Мария Аделаида, после Первой мировой войны по всей Европе одна за другой рушились старейшие монархии, включая Российскую. В результате в первый год правления Шарлотты в Люксембурге прошел народный референдум, посвященный новой конституции и в том числе будущему местной монархии. Но подданные герцогства высказались с большим перевесом за сохранение монархии. В годы Второй мировой она, как и королева Нидерландов Вильгельмина, стала символом народного Сопротивления, а после войны проявляла активное участие в восстановлении разрушенных районов герцогства. Самоотдачу Великой герцогини оценил даже Папа Римский, преподнеся ей легендарную Золоту розу – высшую католическую награду. В 1964 году она передала власть своему сыну Жану. Он в свою очередь передал трон Анри в 2000 году.

Правление короля Бельгии Альберта II – это классический случай, когда стране понадобился «запасной» наследник. Его старший брат, король Бодуэн, скончался в возрасте 62 лет, так и не оставив наследников, так что Альберту пришлось взять на себя бразды правления в свои почтенные 59 лет. Новый король с достоинством исполнял все причитающиеся ему монаршие обязанности, но, как и предполагалось, недолго – через 20 лет Альберт II официально отрекся от престола в пользу своего старшего сына Филиппа, который правит страной сегодня.

Судьба и история восхождения на престол короля Испании Хуана Карлоса I поистине удивительна. Воспитанный и назначенный на монаршую должность диктатором Франко, Хуан Карлос взошел на трон в 1975 году – такова была воля самого Франко, который не желал делиться властью при жизни. Многие тогда подобное восхождение восприняли скептически, однако новый король не стал продолжать франкистский режим, а, напротив, выступил с демократическими реформами. В 1978 году, к примеру, он объявил себя наследником испанской монархии (а не Франко), принял новую Конституцию и легализовал политические партии.

Словом, для Испании Хуан Карлос выступил настоящим новатором – даже о своем отречении в пользу старшего сына Фелипе он объявил через Twitter. Монарх, как и многие его европейские «коллеги», возжелал дать дорогу молодому поколению, однако благодарные испанцы все равно не стали лишать его титула короля. Сейчас же Испанией правит не менее популярный в народе король Фелипе
Надо сказать, что и раньше был похожий тренд, но заключался он в передаче прав регентства или приближенному лицу или наследнику. Примерно так собирается поступить королева Елизавета, отдав по закону о регентстве права осуществлять от ее имни полномочия принцу Чарльзу.

Так, о чем же эта небольшая история? О том, что монархические институты намного демократичнее современных республик, в которых определенный олигархический род или просто диктатор усаживаются  в кресло главы государства и сидят до последнего (ну, или до смерти). В результате, нет дороги ни новым политическим силам, ни реформам. Монарху нет смысла засиживаться на троне, подгонять реформы под выборы. Он знает, что есть его наследник, и он всегда продолжит выбранный курс. Политические партии и их лидеры такого подхода не знают.

Многие критики монархии спрашивают: ну, вот вернем мы царя, а кого посадим? А не в этом-то вопрос, выбрать всегда можно. А вот вам другая дилемма республики. Умрет Путин, а что после него? А после него политический кризис.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.